Дети молчат...

Пост обновлен 27 авг. 2019 г.

Наша команда публикует откровения людей, которые, несмотря на все обстоятельства,

справились и сохранили достоинство, вышли из самых ужасающих ситуаций с

гордостью. Мы создаем тексты, для того, чтобы привлечь внимание аудитории к чувствам ближних, вдохновить каждого, кто оказался в токсичной среде и стал жертвой насилия.

Мы уверены, что каждый человек наделен ценностью «быть равным».

*Все рассказы публикуются анонимно. Лексика и орфография рассказчика сохраняется.

Совпадения имен и обстоятельств – случайны. А комментарии наших экспертов -

профессиональны.

_____________________________________________________________________________________

Как происходит насилие в семье?

– Тихо и молча. Квартиры, из которых периодически

доносятся истерический крик матери, истошный ор детей или громкое "рычание отца"

принадлежат семьям, в которых, скорее всего, все нормально. Скинули напряжение и

живут дальше. А вот в домах, в которых у жильцов статус заменяет фамилию (дети

учительницы, семья полицейского, дочь депутата, родственники председателя

комитета…) дети закономерно могут терпеть боль, страх, унижения, ужас. Они терпят и

даже не хотят кричать. То есть не могут.

Я впадала в состояние анабиоза во время вечерних визитов отчима в спальню. Он

приходил часто, вставал у кровати (она была двухъярусной) запускал руку под одеяло и

ко мне в трусы. Я до сих пор помню толстые теплые пальцы, которые гладили мои

половые губы, стимулировали клитор и однажды проникли внутрь. Я ощутила резкую

боль. Но я не повернулась к нему, не открыла глаз, не вскрикнула и даже не дернулась. Я

притворилась мертвой. В тот момент умерла я - ребенок. Он убил во мне девочку, которая

беззаботно играла Барби, собирала жуков и училась читать (мне было примерно 5 лет). Я

не знала, что такое оргазм до ночных свиданий с руками насильника. Я не понимала, что

происходит, почему мне хорошо и волнительно. Я чувствовала, что происходящее -

секрет. И даже подозревала, что он - плохой. Но я молчала. Мне было стыдно (стыдно до

сих пор). Ведь насилие - это когда агрессия, когда кровь, когда боль, когда крик. А ничего

этого не было.

А что было?

Было сексуальное насилие по отношению к ребенку. Мой мозг развалился

минимум на две части: одна часть вопрошала: как может быть насилием, то, что

доставляет удовольствие? Вторая просто во всем сомневалась. Отчим. Он добрый и

весёлый. У него отличное чувство юмора и он выбирает нам только дорогие и

качественные вещи. Да с мамой у них счастья нет. Я это вижу. Зато у него есть счастье со

мной. И это следующая бетонная плита под названием «вина», которая расплющивает: я

все порчу. Это все (плохие отношения родителей) из-за меня. И вот тогда, в чем я

нуждаюсь? Может мне помочь ювенальная юстиция? Позвоню я по телефону доверия?

Приду я в кризисный центр? Да. Но только через 10 лет. Только в юношестве я стала

догадываться, что все, что происходило – это плохо. Отчим использовал меня как

сексуальную игрушку, а мать слепая по собственному желанию, которая даже после того

как я рассказала, что отчим гладит меня в трусах (примерно через год регулярного секса)

обошлась нравоучительным разговором со своим мужем. Она не выгнала его, она не

отправилась к психологу, она даже в библиотеке книжку не взяла и другими способами

тоже не пожелала узнать, как мне помочь. Более того она даже сейчас не может

извиниться передо мной.

Примерно в 14-16 лет я пошла в администрацию города и сказала, что у меня тяжелая

семейная ситуация. Что отчим (уже другой) орет на меня, ведет себя не адекватно, мать

после скандалов с ним режет себе вены, а бабушка не выходит из запоя дольше, чем на

пару недель. Мама продает имущество и отдает деньги отчиму, а он просаживает их в

казино. Я попросила меня отселить. Мне посоветовали пойти в инспекцию по делам

несовершеннолетних. Так как наша семья была как раз из тех, у которых статус впереди

фамилии, дома на мои попытки изменить жизнь, отреагировали закономерно. Меня

убедили, что я всех позорю, что бюрократическая машина всех нас погубит. И я поверила.

Чуть позже я устроилась на работу, училась, а через пару лет съехала на съемную

квартиру.

Через 12-15 лет я пришла к психотерапевту. А через 4 года смогла сказать вслух о

событиях детства и написать этот текст. Я хочу еще раз вернуться в свои 6-7-10-12 лет.

Когда я была жертвой насилия, когда я зависила от насильников-родителей. Я хочу

понять, кто и как мне тогда мог помочь? Соседи не вызвали полицию. Ведь насилие было

беззвучным. А конфликты родителей выглядили как бытовые неурядицы. Даже если бы и

вызвали, как полицейские бы узнали, что отчим - педофил? Воспитатели в садике и

учителя в школе не отправили меня к психологу. Во-первых, их тогда не было. Во вторых

для этого не было повода. Я - позитивный добрый ребенок. Я стараюсь в учебе. Да, у меня

частенько проскакивали тройки по предметам, в которых важно запоминать правила и

упражняться. Сейчас я знаю, что именно это может насторожить взрослых. Дети не

справляются с такими предметами систематически, когда их мозг занят выживанием, а не

учебой.

Чем могла бы помочь мне система?

Система может взять меня из моей травматичной семьи и поместить в еще более травмирующий интернат... Я до сих пор не знаю происхождения слова «батер», но им называли в моем детстве интернаты и детские дома. И «батер» и «батеровцы» (проживающие в них) не вызывали никаких, абсолютно никаких, симпатий или добрых ожиданий. Страх и знание того, что даже в самой хреновой семье лучше, чем бАтере, оно опечатывает ротовую полость целиком. А еще любовь. Безусловная любовь к родителям.

Так что же мне помогало?

В секциях я встречала взрослых, которые становились наставниками для меня. Одна

женщина близкая к семье стала моей покровительницей. И у меня были друзья.

Вспомнив свое детство, я сформулировала небольшие рецепты возможного счастья:

- Если услуги психолога и длительная терапия станет доступной и будет частью

естественной заботы о себе для взрослых (для родителей, для учителей, для воспитателей,

для врачей, для тренеров, для продавцов – для всех), то у каждого «бывшего ребенка»

будет шанс залечить раны и получить опыт поддержки. Ведь если человек пережил

насилие, он его повторит или создаст условия для его повторения. Или он просто

окажется бесполезным, встретив ребенка, которому требуется помощь. Помочь может тот,

кто хоть раз в жизни такую помощь получал.

- Если в школьной системе личность, ее интересы и права окажутся в центре, то акценты

сместятся и у детей даже из очень плохих семей будет больше возможностей и ресурсов.

- Если полицейские получат информацию (пройдут обучение) и узнают о том, что все

«плохие родители» - люди не способные заботиться о детях, так как сами таковыми

являются и нуждаются в ресурсах больше, чем их чада, то каратели перейдут в разряд

сотрудников, то есть тех, кто оказывает содействие, а не выбивает последние капли сил

обвинительными визитами и устрашениями.

- Если каждый будет заботиться о себе и обретет чуткость, общество начнет вылечивать

себя само. Без бюджета, без планов по выявлению и предупреждению, без отчетов по

профилактике.

_________________________________________________________________________________________


Валентине Лихошва, кандидат психологических наук. Член учредительного света Equality Dignity Pride

Вопросы редакции к Валентине Лихошва, кандидату психологических наук:

- Почему дети молчат?

- Ситуация насилия в семье – это ситуация, когда ребенок становится объектом. У него нет абсолютно никакого опыта выхода из таких ситуаций. Ребенок в российской семье, чаще всего, не имеет возможности принимать решений, даже по отношению к своей жизни. Например, выбрать кружек, одежду в школу, друзей или слова, чтобы выражать собственное мнение. Для ребенка до подросткового возраста, а часто и в младшем

подростковом возрасте, семья является самой значимой и близкой группой.


Семья – это, то, что обеспечивает безопасность, выживаемость, благополучие. В травмирующих семьях, часто взрослые наделяю ребенка ответственностью за происходящее в семье, за состояние взрослых, за отношения. Например, фразами: «Ты меня раздражаешь», «Ты не думаешь обо мне». Постепенно ребенок, который по закону не может нести ответственность даже за себя, начинает отвечать за решения взрослых, в том числе и за действия насильника. Насильник часто ведет себя не как в сказках или мультфильмах: он улыбается, дарит подарки, окружающие (значимые люди) считают его хорошим. Кроме того, ребенок не имеет социального опыта, который позволил бы ему правильно оценить происходящее. Вина, стыд, отсутствие знания о том, как выглядит насилие - непомерный груз. Все перечисленные условия объясняют молчание ребенка. Именно этим обеспечивается «тишина» и изнасилования происходят без криков и часто синяков.

- Почему родственники делают вид, что ничего не происходит?

- Причин молчания со стороны родственников может быть много. Если речь идет о

матерях, то можно назвать две основные. Во-первых, матери не распознают насилие. Во-

вторых, психика матери часто отрицает чудовищность ситуации. Сознание ищет разные

способы снижения напряжения, например, объяснить самой себе, что все это только

фантазия ребенка, что она заблуждается или ребенок ошибся. Просветительской работы

по этой теме не ведется и родители зачастую просто не знают, как реагировать и как

поступать.

- Почему насильники не боится последствий?

- Не все насильники не боятся последствий. Во-первых, растлители далеко не всегда

имеют признаки расстройств сексуального влечения (МКБ-10). Зачастую, взрослые

выбирают жертвой детей, потому, что они наиболее уязвимы и зависимы. Для насильника

ребенок - лишь объект (игрушка) для удовлетворения актуальных потребностей. Он знает,

что маленькому могут не поверить. Многие действия абьюзер совершает продумано и не

оставляет видимых следов. Представление о вероятном наказании начинает размываться.

Кроме того, в криминологии и юриспруденции есть принцип неотвратимости наказания.

Этот принцип важен для снижения преступности. Насильник, совершая акт насилия и не

сталкиваясь с последствиями день за днем, привыкает к тому, что его действия

приемлемы.

- Как распознать жертву и насильника? Какими будут очевидные признаки?

- Сложность в том, что очевидных признаков в случае сексуального насилия крайне мало.

Наивно полагать, что есть список поведенческих индикаторов, которые позволяют

идентифицировать растлителя. Могут быть косвенные признаки, например: купание

ребенка взрослым, когда ребенок уже может делать это самостоятельно, регулярное

нарушение личного пространства ребенка без существенной причины. А вот признаков

жертвы больше:

1) Чрезмерная осведомленность ребенка о сексуальных практиках или о половых органах;

2) страх и тревога, попытки уйти под любым предлогом из дома в случае необходимости

оставаться наедине с кем-то из членов семьи;

3) Признаки подростковой депрессии. Может быть агрессивность ребенка по отношению к

окружающим, резкая и необоснованная смена настроения, переживания, печаль, обиды,

подавленность, саморазрушающее поведение, нарушения сна;

4) Психосоматические признаки: необъяснимые хронические боли внизу живота,

дерматиты;

5) Ранее сексуализированное поведение (например, интерес у ребенка к фильмам

эротического и порнографического характера, имитация полового акта с помощью кукол);

6) Повреждения генитальной и анальной областей в виде синяков, ссадин, припухлостей,

разрывов, кровоизлияний или нарушения целостности девственной плевы;

7) Заболевания, передающиеся половым путем;

8) Инфекции мочевыводящих путей;

9) Энурез и/или энкопрез;

10) Психологические признаки: нарушение эмоционально-волевой сферы; неуверенность в

себе, заниженная самооценка; агрессивность (часто немотивированная); нарушение

познавательной деятельности.

- Как говорить с детьми, если есть предположение о том, что он подвергается абьюзу?

- Говорить с детьми необходимо еще до того как появятся хоть какие-то подозрения. Вот

некоторые правила:

1) Не осуждайте детей, не переносите со своих плеч ответственность на детские (для этого

можно читать литературу о психологии детей);

2) устанавливайте доверительные отношения с ребенком, так как говорить правду сложно

тем, кто не понимает, осуждает или гневно реагирует на откровенность;

3) позволяйте ребенку задавать «глупые» вопросы и говорить «о глупых вещах», так вы

создаете атмосферу доверия и открытости;

4) говорите с детьми о личном пространстве – как могут касаться его тела друзья, как

врачи, а как посторонние люди. Не стоит позволять другим

людям объективизировать вашего ребенка (трепать по макушке, щипать за щеки);

5) говорите о том, что они не должны помогать взрослым, так как взрослые сами могут

справиться: например, если чужой взрослый просит помочь открыть дверь, покормить

щенков. Ребенок не несет ответственность за взрослых и их сложности;

6) для таких рассказов вы можете применять разные формы диалога: вместе придумать

сказку, или просто обсудить, если ребенок подрос;

7) говорите о том, что такое насилие в общем, о том, что нельзя принуждать другого;

8) воспитывайте ребенка в условиях свободных от насилия, не приучайте к тому, что

насилие – это норма. Говорите и договаривайтесь с ребенком, так как дети часто умнее,

чем мы думаем;

9) не бойтесь полового воспитания и читайте о том, как правильно это делать.

_________________________________________________________________________________________

Мария Чащилова юрист Equality Dignity Pride

Вопросы редакции к юристу Марии Чащиловой.


- Что происходит, когда сосед/учитель/друг семьи заявляет о насилии по отношению к

ребёнку?

- Если заявят в правоохранительные органы, то сработает стандартный механизм

регистрации Сообщения о преступлении. Если события описанные заявителем совершены

в отношении несовершеннолетних, то материал проверки данного сообщения будет взят

на совместный контроль отдела по делам несовершеннолетних. Служба опеки должна

организовать визиты в семью и проверить сообщение.

- Как закон защищает ребёнка, который осмелиться заявить о насилии?

- В Российской Федерации защита детей от жестокого обращения осуществляется с

помощью норм гражданского (семейного) и уголовного права. Уголовный кодекс (УК)

устанавливает, какие действия считаются преступлением, и какое наказание может быть

назначено за каждое преступление. Статья 43 УК указывает, что наказание применяется

для восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и

предупреждения новых преступлений. Семейное же законодательство направлено на

укрепление семьи, построение семейных отношений на основе любви и взаимной

ответственности. Внутрисемейные конфликты должны разрешаться по общему согласию,

забота о благосостоянии и развитии детей, защита их прав считаются приоритетными в

семейном праве, на что указывает статья 1 Семейного кодекса (СК).

- Предусмотрена ли поддержка и реабилитация для членов семьи?

- Существует горячая линия Департамента социальной защиты населения по вопросам

оказания социально-психологической помощи детям и семьям мигрантов, находящихся в

трудной жизненной ситуации: 8-499-201-59-47 (в рабочее время). Существует также,

неправительственные кризисные центры и у них с недавнего времени, тоже есть

экстренный телефон «горячей линии»: 8-800-7000-600 (кстати, этот телефон в отличие от

государственного не имеет регионального/территориального разделения).

К сожалению, комплексного механизма защиты/помощи жертвам насилия нет.

- Какие механизмы защиты из практики других стран были бы полезны?

- Проблема домашнего насилия не уникальна. Например, в Германии, помимо жесткого

законодательства в отношении «насильников» существуют анонимные чаты и горячая

линия, кризисные центры и специальные общежития. Кризисный центр по борьбе с

бытовым насилием в Кельне, работает по нескольким направлениям. Для детей, которые

стали свидетелями или участниками конфликта, тоже предусмотрена помощь.

В США, проблемой домашнего насилия с 1960-х годов занимается целый ряд ведущих

социальных институтов. Именно Штатах впервые в мире такое социальное явление, как

насилие в семье, было признано проблемой национального масштаба. Это произошло в

1962 г. после опубликования Г. Кемпом и его коллегами в журнале Американской

медицинской ассоциации статьи «Синдром избиваемого ребенка». Правительство США

играет активную роль в поддержке социально незащищенных слоев населения, по

объемам оказываемой помощи в области образования, здравоохранения и поиска работы

США значительно отстает от ряда стран Западной Европы и Скандинавии (например,

Швеции, Германии). Государство выделяет огромные средства на исследования

домашнего насилия и разработку новых подходов к решению проблемы. Например, для

борьбы с насилием между интимными партнерами с 1994 по 2000 год правительство

США выделило 435,75 млн. долларов, а для борьбы с насилием в отношении престарелых

членов семьи — 1,5 млрд. долларов США в 2000 г. И в последнее десятилетие в США

наблюдается стойкая тенденция к значительному падению уровня всех форм

насильственной преступности, включая убийства. Уровень домашнего насилия также

снижается по всей стране с 1994 г.


Статистика:В 2018 году: По статьям 131–135 УК РФ (преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности признаны потерпевшими - 14 159 человек. По статье 117 УК РФ (истязания) зарегистрированы 1044 преступления. Из них: 903 (порядка 86,5%) – в отношении женщин и 203 (около 19,5%) – несовершеннолетних.



Просмотров: 169

наши партнеры

официальные аккаунты

  • Vkontakte Social Иконка
  • Facebook
  • Instagram